Сдать кровь на анализ несиндромальной нейросенсорной тугоухости

Наследственная тугоухость — нарушение слуха, наследуемое в семье, имеющей в предшествующих поколениях случаи тугоухости. Причиной является наследование измененных генов. Вероятно, Вы уже знаете, что гены являются носителями наследственной информации, которая определяет развитие всего живого. Все гены несут информацию, необходимую для развития целого организма из одной оплодотворенной яйцеклетки. Каждый ген в отдельности отвечает за образование определенного белка. Белки строят весь организм. Все мы получаем по две копии каждого гена: одну — от матери, другую — от отца. Таким образом, каждый человек имеет два варианта одного и того же гена. Ряд генов в организме отвечает за образование и работу органа слуха. В общей сложности таких генов не менее 100. Не удивительно, что согласно данным последних исследований более 50% всех случаев врожденной и ранней детской тугоухости связаны с наследственными причинами. Считается, что каждый восьмой житель Земли является носителем одного из генов, вызывающих рецессивную тугоухость.

Какой тип наследственной тугоухости наиболее часто встречается?

Около 75% всех случаев наследственной тугоухости относятся к рецессивным несиндромальным нарушениям слуха (РННС) или рецессивной несиндромальной тугоухости.

При рецессивном типе наследования ребенок получает от каждого из родителей один и тот же вариант гена, который вызывает данную форму нарушения слуха. «Рецессивный» ген проявляется лишь в паре с другим таким же геном и вызывает РННС.

При этом родители ребенка не страдают нарушением слуха, так как они имеют нормальный вариант данного гена в паре генов, полученных от своих родителей. Тем не менее, они являются носителями гена рецессивной несиндромальной глухоты.

Таким образом, у ребенка может быть нарушение слуха, тогда как его родители и все другие родственники могут иметь нормальный слух в любом возрасте.

Под несиндромальной формой понимают то, что снижение слуха не сопровождается другими признаками или заболеваниями других органов и систем, которые передавались бы по наследству вместе с тугоухостью, что имеет место при синдромальных формах.

Например, синдром Пендреда – самый частый синдромальный вариант тугоухости – рецессивное заболевание, характеризующееся сочетанием нарушения слуха с формированием эутиреоидного зоба.

Зоб формируется в подростковом возрасте и позже, поэтому у детей дифференциальная диагностика синдрома Пендреда и несиндромальной рецессивной тугоухости крайне трудна.

Аутосомно-доминантные формы несиндромальной тугоухости встречаются относительно редко, и составляют не более 25% всей несиндромальной глухоты. При доминантных формах достаточно одной измененной копии гена для того, чтобы заболевание проявилось. В таких случаях, как правило, у ребенка с тугоухостью болен один из родителей, однако возможно и возникновение новой мутации.

Каким образом ребенок получает РННС?

Итак, каждый из нас получает половину наших генов от отца и другую половину от матери. Какой ген из родительской пары генов мы получаем — явление чисто случайное.

Время от времени воздействие каких-либо факторов может вызывать изменение гена. Генетики называют это изменение мутацией. Многие люди и не подозревают о том, что они являются носителями измененных генов. Данные изменения, однажды возникнув, передаются по наследству из поколения в поколение.

Большинство мутаций не влияют на состояние организма, но иногда некоторые из них в силу ряда причин проявляют свое действие. Одной из причин является встреча двух носителей одного и того же измененного гена. Они могут стать родителями ребенка с рецессивной несиндромальной глухотой.

Этот ребенок получает измененный ген от каждого из родителей и, таким образом, будет иметь две копии измененного гена. Только в данном случае из-за отсутствия нормального варианта гена мутация проявляет свое действие.

Для этих родителей риск рождения ребенка с врожденной несиндромальной глухотой составляет 25%. Как правило, степень потери слуха изначально достаточна для коррекции и обучения.

Дети с нормальным слухом в данном браке могут родиться в 75% случаев, причем часть детей могут иметь здоровый генотип (25%) и им в будущем ничто не угрожает, а другие, как и их родители, являются носителями измененного гена (50%) и для них ситуация может повториться.

Брак двух слышащих родителей, носителей измененного гена

Самым значимым для развития тугоухости оказался ген коннексина-26 (GJB2). Только одно изменение в этом гене, которое обозначается как мутация 35delG, отвечает за 51% всех случаев врожденной и ранней детской тугоухости.

Известны и другие изменения в этом гене. Благодаря проведенным исследованиям известно, что в нашей стране каждый 20 житель является носителем мутации 35delG.

Поэтому, как это ни печально, вероятность встречи носителей измененного гена достаточно высока.

Какая польза ожидается от идентификации генов, приводящих к РННС?

Это возможность точного определения причин нарушения слуха.

Генетический анализ позволяет сделать правильный прогноз повторения заболевания в семье, а также оценить вероятность рождения детей с нарушением слуха в семьях родственников.

Раннее выявление генетического дефекта помогает своевременно выбрать правильную тактику лечения и реабилитации ребенка с нарушением слуха, позволит уберечь его от приема ненужных лекарств.

Даже здоровый человек может узнать свой генотип, так как он может оказаться носителем гена тугоухости (с вероятностью 1/20). Исследование на носительство гена тугоухости особенно актуально для лиц, имеющих родственников с нарушением слуха, а также супругов, состоящих в близкородственном браке.

Для семейной пары, в которой оба являются носителями мутации в гене тугоухости (вне зависимости от того, есть ли у них уже ребенок с нарушением слуха или нет) есть возможность проведения пренатальной (дородовой) ДНК-диагностики заболевания у плода на раннем сроке беременности (9-12 недель).

Каким образом проводится поиск генов, приводящих к РННС?

Более половины случаев врожденной РННС обусловлено гомозиготными и компаунд-гетерозиготными рецессивными мутациями в гене GJB2 (тугоухость генетического типа DFNB1: OMIM 220290). Частота данного генетического типа тугоухости – 1 : 1000 новорожденных.

Некоторые редкие специфические мутации в гене GJB2 проявляют доминантно-негативный эффект и в гетерозиготном состоянии приводят к аутосомно-доминантной несиндромальной тугоухости (DFNA3A: OMIM 601544) или синдромам кератита-ихтиоза-глухоты (OMIM 148210), Фовинкеля (OMIM 124500), Барта-Памфри (OMIM 149200), ладонно-подошвенной кератодермия с глухотой (OMIM 148350).  В Центре Молекулярной Генетики проводится определение наличия у пациента мутаций в гене GJB2. Данное исследование включает поиск 8 наиболее часто встречающихся мутаций в гене GJB2 (c.35delG, c.-23+1G>A (IVS1+1G>A), c.101T>C (p.Met34Thr), c.313_326del14, c.235delC, c.167delT, c.358_360delGAG (p.Glu120del) и del(GJB2-D13S175)), составляющих 95% от общего числа хромосом с мутацией в гене GJB2, методом аллельспецифичной MLPA; а также поиск мутаций в гене GJB2 методом секвенирования последовательности мРНК (экзоны 1 и 2) и экзон-интронных соединений гена. Применяемый подход позволяет выявлять более 99% мутаций в гене GJB2. При необходимости проводится поиск протяженной делеции 309-kb del (del(GJB6)-D13S1830) в локусе DFBN1.

У пациентов с ННС без мутаций в гене GJB2 наблюдаются мутации в других генах: описано еще более 100 генов, ответственных за ННС. В Центре Молекулярной Генетики проводится поиск мутаций 32 наиболее частых генетических форм ННС и маскирующихся под них синдромов у пациентов без мутаций в гене GJB2 методом секвенирования панели 32 генов, представленных в Таблице.

Ген Заболевание OMIM
STRC DFNB16, с.глухоты и мужского бесплодия 603720
MYO7A с.Ушера 1B, DFNB2, DFNA11 276900, 600060, 601317
MYO15A DFNB3 600316
TECTA DFNB21, DFNA8/12 603629, 601543
SLC26A4 DFNB4, c.Пендреда 600791, 274600
CDH23 DFNB12, с. Ушера 1D 601386, 601067
USH2A с.Ушера 2A 276901
TMPRSS3 DFNB8/10  601072
TMC1 DFNB7/11, DFNA36 600974, 606705
COL11A2 DFNB53, DFNA13, с.Стиклера типа III, с. Синдром Нэнси-Суини-Инсли 609706, 601868, 184840, 215150
OTOF DFNB9 601071
OTOA DFNB22 607039
PCDH15 DFNB23, с. Ушера 1F 609533, 602083
KCNQ4 DFNA2A 600101
LOXHD1 DFNB77 613079
WFS1 DFNA6/DFNA14, с.Вольфрама 600965, 222300, 614296
ADGRV1 с. Ушера 2C 605472
MYH14 DFNA4 600652
MYO6 DFNB37, DFNA22 607821, 606346
ACTG1 DFNA20/26, с. Барайтсера-Винтера типа 2 604717, 614583
PTPRQ DFNB84, DFNA73 613391, 617663
MYH9 DFNA17, с. Альпорта с включениями лейкоцитов и макротромбоцитопенией 603622, 155100
OTOGL DFNB84 614944
TRIOBP DFNB28 609823
CLDN14 DFNB29 614035
LRTOMT DFNB63 611451
DFNB59/PJVK DFNB59 610220
TPRN DFNB79 613307
WHRN DFNB31, с. Ушера 2D 607084, 611383
ALMS1 Alstrom s. 203800
POU3F4 DFNX3 304400
SMPX DFNX4 300066

При проведении пренатальной (дородовой) ДНК-диагностики в отношении конкретного заболевания, имеет смысл на уже имеющемся плодном материале провести диагностику частых анеуплоидий (синдромы Дауна, Эдвардса, Шерешевского-Тернера и др), пункт 54.1. Актуальность данного исследования обусловлена высокой суммарной частотой анеуплоидий — около 1 на 300 новорожденных, и отсутствием необходимости повторного забора плодного материала.

Публикации по теме раздела

Нейросенсорная тугоухость: причины, виды, симптомы, диагностика и лечение в Москве

При снижении количества нормально функционирующих нервных клеток звуковоспринимающей части органа слуха развивается нейросенсорная тугоухость. Причины, которые к этому приводят, разнообразны. Это могут быть:

  1. Инфекции. Среди них особенно значимы:
  • Грипп и парагрипп;
  • Коревая инфекция;
  • Клещевой энцефалит;
  • Менингит бактериальной природы;
  • Дифтерийная инфекция;
  • Скарлатина;
  • Сифилитическое поражение.
  • Отравление алкоголем;
  • Длительное поступление в организм промышленных ядов;
  • Применение препаратов, проявляющих ототоксические свойства (некоторые виды антибиотиков, мочегонных препаратов).
  1. Сердечно-сосудистые патологии:
  • Артериальная гипертензия;
  • Нарушение церебрального кровообращения в вертебро-базиллярной зоне;
  • Тромбозы.
  1. Заболевания шейного отдела позвоночника:
  • Артроз между соединениями шейных позвонков (с первого по четвертый);
  • Соскальзывание шейных позвонков друг с друга (спондилолистез).
  1. Генетически определенная повышенная чувствительность к повреждающим факторам окружающей среды (например, к вибрации, звукам и т.д.).

Поэтому одно- и двусторонняя нейросенсорная тугоухость бывает:

  • Генетической;
  • Наследственно обусловленной (она реализуется при наличии определенных генов, которые вызывают развитие патологии только при воздействии неблагоприятных факторов);
  • Приобретенная.

Виды

Нейросенсорная тугоухость у детей и взрослых может распространяться на одно или два уха, поэтому различают одностороннюю и двустороннюю утрату (снижение) слуха.

В зависимости от частоты звуков, которые человек может расслышать, отоларингологи (сурдологи) определяют степени тяжести данного состояния:

  • Нейросенсорная тугоухость 1 степени. Чтобы человек услышал произносимый звук, его частота должна быть 26-40 дБ. Такое понятие называется порог слышимости.
  • Нейросенсорная тугоухость 2 степени. В такой ситуации звук должен быть громче, т.к. порог слышимости составляет 41-55 дБ.
  • Нейросенсорная тугоухость 3 степени. Порог слышимости становится еще выше – от 56 до 70 дБ.
  • Нейросенсорная тугоухость 4 степени. Она приближается практически к глухоте, т.к. при ней порог восприятия звуков повышается до 71 – 90 дБ.
Читайте также:  Сдать кровь на окисленный липопротеин низкой плотности (ох-ldl)

О глухоте говорят, если порог слышимости более 91 дБ. Такие звуки в окружающем нас мире очень-очень громкие, поэтому для здорового человека они не комфортны, даже болезненны.

Нейросенсорная тугоухость (степени ее тяжести могут быть различными) может проявиться у человека с рождения (ее называют врожденной) или на протяжении его жизни (приобретенная). Последняя разновидность делиться на 4 категории в зависимости от скорости развития и длительности существования этого симптома:

  • Внезапная – слух снижается в течение 12 часов;
  • Острая нейросенсорная тугоухость – снижение происходит в течение 1-3 суток и сохраняется на 1 месяц;
  • Подострая – человек плохо слышит сроком от 1 до 3 месяцев;
  • Хроническая нейросенсорная тугоухость – плохое восприятие звуков продолжается 3 месяца и более, причем оно может быть постоянным или периодически появляющимся.

Снижение слуха может быть:

  • Обратимым, когда после прекращения воздействия причинного фактора, слух восстанавливается;
  • Стабильным – степень снижения не увеличивается и не уменьшается с течением времени;
  • Прогрессирующим, когда слух еще больше снижается, чем изначально.

Симптомы

Когда снижается слух, и это предположительно связано с таким состоянием, как нейросенсорная тугоухость, симптомы помогут установить правильный диагноз. В этом случае типичными признаками являются:

  • Внезапное снижение слуха с одной или двух сторон. Человек указывает, что он стал хуже разбирать речь и воспринимать звуки с высокой частотой;
  • Появление шума в ушах. Это непостоянный симптом. Но он может указывать на причину сниженного слуха – острая травма, острое нарушение кровотока в артерии лабиринта, интоксикация.

Квалифицированные врачи, которые работают в сети клиники Ниармедик, в обязательно порядке оценивают наличие факторов риска. Для этого они задают пациенту целенаправленные вопросы:

  • Имеются ли в роду родственники, страдающие тугоухостью?
  • Связана ли работа с условиями повышенного шума на производстве?
  • Были ли перенесены в ближайшее время опасные инфекции (корь, паротит, грипп, менингит и т.д.)?
  • Не принимались ли препараты из группы ототоксичных (см. выше)?

Только после этого наступает этап объективного обследования. В распоряжении отоларинголога на приеме имеется отоскоп. Это прибор, который позволяет прицельно осмотреть наружные отделы уха и барабанную перепонку. Заглянуть во внутренние отделы не удается, но по состоянию периферических отделов можно выявить некоторые причины сниженного слуха – воспаление, дистрофические процессы и т.д.

Параллельно врач оценивает симметричность лица. Этот признак позволяет исключить вовлечением черепных нервов в патологический процесс, который особенно часто наблюдается при герпетической инфекции.

Диагностика

Однако чтобы диагноз был наиболее достоверным и выявлены причины снижения слуха, проводится дополнительная диагностика нейросенсорной тугоухости. При этом основное место отводится инструментальным методам обследования. Но проводятся и лабораторные, среди них особенно показанными являются:

  • Общеклинический анализ крови;
  • Определение уровня холестерина и липидного профиля;
  • Анализ свертываемости крови;
  • Определение гормонального профиля.

Лабораторные тесты в большей степени помогают установить наиболее вероятную причину заболевания.

Инструментальные методы помогают определить место поражения звуковоспринимающего отдела слухового анализатора и степень выраженности патологических отклонений.

В зависимости от установленного предварительного диагноза врачи сети клиник Ниармедик разрабатывают индивидуальную программу инструментального обследования, куда могут входить следующие методы:

  • Акуметрия во время шепотной и разговорной речи;
  • Пробы с камертоном;
  • Пороговая оценка слышимости в ответ на стимулы костного и воздушного происхождения (пороговая аудиометрия);
  • Надпороговая аудиометрия;
  • Импендансометрия, исключающая патологию со стороны среднего уха;
  • Электрокохлеография – регистрация электрической активности улитки;
  • Магнитно-резонансная или компьютерная томография слуховых проходов, задних отделов мозга (вертебро-базилларных), соединений моста с мозжечком;
  • Рентгенография шейного отдела позвоночного столба.

В некоторых случаях помимо консультации отоларинголога требуется осмотр и других специалистов – невролога, терапевта и т.д. В Ниармедик вы сможете получить заключение этих врачей, не покидая его стен, т.к. это многопрофильная клиника.

Современное лечение в Ниармедик

Лечение нейросенсорной тугоухости современными методами проводят в центре Ниармедик. Для этого врачи используют самые новейшие научные разработки в данной вопросе. В арсенале специалистов препараты из разных групп. Хирургическое лечение при этой патологии не показано.

В зависимости от особенностей течения заболевания и выявленных факторов риска отоларингологи сети клиник Ниармедик разрабатывают индивидуальную программу терапии для каждого пациента.

Если диагностирована острая нейросенсорная тугоухость, лечение проводится только в условиях стационара, при этом обязательно соблюдение щадящего слухового режима (исключается воздействие на человека громких звуков).

В остром периоде отоларингологи обязательно назначают:

  • Инфузионную терапию для восстановления нормальной микроциркуляции во внутреннем ухе и снижения степени интоксикации;
  • Кортикостероидные препараты, уменьшающие выраженность отека и воспалительной реакции (именно эти состояния губительны для нервных клеток, поэтому их надо очень быстро устранять). В некоторых случаях отоларингологи могут вводить кортикостероиды через барабанную перепонку и в слуховую трубу, чтобы повысить эффективность лечения;
  • Антиагреганты для снижения вязкости крови и улучшения ее текучести по сосудам, в т.ч. в области внутреннего уха.

Если это хроническое снижение слуха, то лечебные мероприятия несколько иного характера. Это поддерживающие курсы 1-2 раза в год, которые направлены на:

  • Улучшение кровотока в мозговой ткани, в т.ч. в области лабиринта;
  • Нормализацию метаболизма в нервных клетках и тканях.

Почему лечится в Ниармедик удобно, надежно и эффективно?

Врачи нашего центра:

  • Применяют индивидуальный подход к каждому пациенту, поэтому назначают показанные только ему методы диагностики и лечения, а не все подряд, как по шаблону;
  • Работают в команде, поэтому при необходимости сразу же консультируют пациентов у смежных специалистов, чтобы установить истинный диагноз;
  • Постоянно повышают квалификацию на международных симпозиумах и конгрессах, а значит, они в курсе последних достижений медицины в области тугоухости.

Ниармедик – это разумное сочетание качества медицинских услуг и демократичных цен.

20 лет изучения клинических проявлений GJB2-обусловленной тугоухости в России

На протяжении 20 лет обследованы более 1900 детей в возрасте от 2 нед до 18 лет с ДСТ. Все дети выявлены сразу после рождения или в раннем детском возрасте, в период скрининга по факторам риска с 1996 по 2001 г. и в результате универсального аудиологического скрининга в период с 2008 по 2016 г.

Более 200 взрослых с ДСТ, от 18 лет и старше, прошли обследование, будучи волонтерами или родителями детей с GJB2-обусловленной тугоухостью. В среднем распространенность патологического генотипа среди детей и взрослых с ДСТ составила 44% случаев.

Большинство обследованных детей за последние 10 лет выявлены сразу после рождения благодаря программе универсального аудиологического скрининга, поэтому полное аудиологическое обследование стало возможным буквально в первые месяцы жизни.

Это позволило доказать врожденный характер и отсутствие динамики нарушений слуха в течение первых лет жизни ребенка [16, 17].

Все обследованные проходили оториноларингологический осмотр, аудиологическое исследование (тональная пороговая аудиометрия и импедансометрия в возрасте старше 3 лет), анализ данных первичного обследования детей в возрасте до 3—4 лет (результаты регистрации коротколатентных слуховых вызванных потенциалов (КСВП) и стационарных слуховых вызванных потенциалов (АSSR)), исследование гена GJB2 методом секвенирования по Сэнгеру.

Двадцатилетний период изучения распространенности, частоты встречаемости и клинических проявлений данной формы тугоухости позволил получить представление об эпидемиологии заболевания, его патогенезе и клинической картине.

В 2001 г. в 5 регионах РФ скрининг на частую мутацию 35delG в гене GJB2 прошли 560 здоровых добровольцев, среди них были марийцы, коми, чуваши, якуты и башкиры. В результате было обнаружено 12 хромосом с мутацией, т. е.

средняя частота носительства мутации в стране составляет 1 на 46 человек, или 2%.

Дальнейшие исследования показали, что в различных регионах частота носительства мутации варьирует от 2 до 6%, что объясняет высокий уровень наследственной тугоухости [11].

В 2001—2002 гг. в результате генетического скрининга 374 детей с несиндромальной сенсоневральной тугоухостью в возрасте от 1 года до 18 лет мутация 35delG в гене GJB2 обнаружена у 53% детей. Следует отметить, что в 39% случаев мутация была идентифицирована в гомозиготном состоянии, в 14% — в гетерозиготном состоянии.

В семьях обследованных детей отягощенная наследственность отмечена только в 34% случаев [13]. Таким образом, был показан высокий удельный вес данной мутации как причины нарушения слуха у детей.

В первом исследовании в основном участвовали дети с ДСТ IV степени и глухотой, рожденные здоровыми родителями с нормальным слухом, и в большинстве случаев дети не имели родственников с нарушением слуха [14].

В результате клинико-генетического анализа было установлено, что рецессивные мутации могут давать различия в клинической картине заболевания, поэтому она отличается вариабельностью проявлений даже при одном и том же генотипе [18—20].

Причины этих различий связывают с влиянием модифицирующих генов или иных индивидуальных факторов, но эта сложная задача еще не получила окончательного решения.

Ответ на вопрос, почему один и тот же генотип у разных индивидуумов приводит к развитию тугоухости различной степени, может стать ключом к лечению данной формы тугоухости.

При рецессивных мутациях гена GJB2 основными клиническими характеристиками тугоухости являются двустороннее поражение, сенсоневральный тип (нарушение работы рецепторов органа Корти), отсутствие патологии других органов (несиндромальная тугоухость).

Полученные нами данные подтверждают врожденный и непрогрессирующий характер GJB2-тугоухости в большинстве случаев, что позволяет определять тактику ведения ребенка уже по результатам первого аудиологического обследования.

В большой группе детей с GJB2-тугоухостью, диагностированной в первый год жизни, наблюдаемых нами до двухлетнего возраста, изменение порогов при последующих обследованиях было отмечено только в 1,4% случаев. В группе младенцев с неизмененным генотипом, напротив, у 15% детей была подтверждена динамика порогов слышимости.

Наши исследования показали, что дети с неизмененным генотипом и сопутствующей неврологической патологией нуждаются в наблюдении до окончательного решения о тактике ведения ребенка [16]. Если ребенок с измененным генотипом не выявлен в роддоме, то это может указывать на проблемы и качество проведения универсального аудиологического скрининга новорожденных [17].

Читайте также:  Анализ определения антител IgG и IgM к Herpes simplex virus 1типа

Согласно полученным данным, чувствительность универсального аудиологического скрининга новорожденных в настоящее время составляет 79%, а дети с GJB2-тугоухостью не выявляются при скрининге в различных регионах страны в 13—26% случаев, что указывает на низкое качество проведения универсального аудиологического скрининга новорожденных [21].

Клиническая картина характеризуется преобладанием тяжелой ДСТ и глухоты, которая диагностируется в 75% случаев. В 15% случаев устанавливается тугоухость средней степени, в 10% — легкой степени. Вне зависимости от генотипа и возраста тугоухость может быть различной тяжести.

При некоторых компаундных генотипах отмечают двустороннюю высокочастотную тугоухость. 20 лет назад тяжелую двустороннюю тугоухость и глухоту в большинстве случаев родители замечали самостоятельно до 1 года, но к сурдологу обращались только к 2—3 годам.

Благодаря универсальному аудиологическому скринингу новорожденных, проводимому в нашей стране с 2008 г., сейчас эти дети выявляются уже в роддоме и в первые месяцы жизни. У 87% детей с измененным генотипом отоакустическая эмиссия (ОАЭ) в роддоме не регистрируется.

Современные средства аудиологической диагностики, методы регистрации КСВП и АSSR позволяют поставить диагноз в первые месяцы жизни. На рис. 1 показаны

Рис. 1. Результаты обследования ребенка в возрасте 3 мес. Генотип c.35delG; 35delG. а, б — регистрация КСВП справа и слева; в, г — регистрация задержанной вызванной отоакустической эмиссии (ЗВОАЭ) справа и слева. результаты обследования ребенка в возрасте 3 мес с диагнозом: ДСТ IV степени. При регистрации КСВП в состоянии физиологического сна пороги визуальной детекции V пика определяются при стимуляции интенсивностью 90 дБ нПС бинаурально. При генетическом обследовании гена GJB2 обнаружены две мутации 35delG. Наблюдая детей с момента первичной аудиологической диагностики в возрасте 1—3 мес в течение нескольких лет, мы убедились, что генотип с двумя мутациями 35delG всегда сопровождается нарушением слуха, но степень тяжести может быть различной. Согласно нашим наблюдениям, если детям с GJB2-тугоухостью IV степени скрининг в роддоме не проводился или ОАЭ регистрировалась, родители обращаются в сурдологический центр/кабинет уже в возрасте 3 мес или немногим старше с жалобами на отсутствие у ребенка реакции на звуки, а в поздних случаях — на отсутствие речевого развития. При своевременном выявлении дети показывают отличные результаты реабилитации после КИ.

При ДСТ средней тяжести варианты аудиограмм разнообразны, но преобладают полого нисходящие кривые с сохранением порогов на всех частотах. В таких случаях детям рекомендуется бинауральное слухопротезирование.

Дети и взрослые пациенты, как правило, хорошо реабилитированы и имеют хорошую речь, живут, учатся и работают среди нормально слышащих людей.

В браке они могут встретить здорового носителя мутации в гене GJB2, и тогда риск рождения ребенка с нарушением слуха составит 50%, причем у ребенка может быть тяжелое нарушение слуха.

На рис. 2 показаны

Рис. 2. Результаты обследования ребенка с двусторонней сенсоневральной тугоухостью III степени в возрасте 2 лет. Генотип c.35delG; 35delG. результаты регистрация КСВП в состоянии физиологического сна у ребенка в возрасте 2 лет. Пороги визуальной детекции V пика определяются при стимуляции интенсивностью 65 дБ нПС бинаурально. При генетическом обследовании гена GJB2 обнаружены две мутации 35delG.

При ДСТ II степени (рис. 3)

Рис. 3. Аудиограммы при врожденной двусторонней сенсоневральной тугоухости II степени у двух разных пациентов, генотип c.35delG; 35delG. а — мужчина 32 лет; б — женщина 23 лет. до внедрения универсального аудиологического скрининга родители детей обращались к сурдологу не раньше 3-летнего возраста ребенка, если они вдруг замечали, что ребенок стал переспрашивать (например, после болезни). В настоящее время генетический анализ подтверждает, что это — врожденная тугоухость, которая в большинстве случаев не будет прогрессировать, только у 10% пациентов с измененным генотипом с возрастом отмечается значительное ухудшение порогов слышимости [20]. Первоначально наследственную природу тугоухости искали в случае тяжелой потери слуха. Действительно, среди пациентов с нарушением слуха IV степени и глухотой детей с наследственной тугоухостью значительно больше, чем в группе с легкими потерями слуха. Однако показано, что у половины детей с ДСТ I и II степени причиной тугоухости также являются рецессивные мутации в гене GJB2.

Двусторонняя высокочастотная сенсоневральная тугоухость — довольно редкий вариант нарушения слуха, обусловленного мутациями в гене GJB2 (рис. 4).

Рис. 4. Двусторонняя высокочастотная сенсоневральная тугоухость у женщины 29 лет, выявленная в детстве. Генотип с. -23+1G>A; Leu90Pro. При этом варианте могут быть выявлены рецессивные мутации, которые не приводят к отсутствию белка, или доминантные мутации в этом гене.

В результате многолетних исследований изучены сложности интерпретации результатов ДНК-диагностики и диагностическая значимость генетических анализов при исследовании российских пациентов [22, 23]. В 2012 г.

в выборке из 705 пациентов с несиндромальной аутосомно-рецессивной тугоухостью из различных регионов РФ доля GJB2-обусловленной тугоухости составила 46%. В обследованной выборке выявлено 20 патологичных GJB2-аллелей. Показано, что среди них превалирует мутация c.35delG с аллельной частотой 81%.

В ходе исследования выявлены не описанные ранее мутации в гене GJB2. Установлено, что частота данной формы наследственной тугоухости равна 1:1000, в целом частота изолированной аутосомно-рецессивной тугоухости — 1:500 населения. Каждый 16-й человек в России является гетерозиготным носителем мутации в гене GJB2.

В результате выполненных исследований предложен оптимальный алгоритм молекулярного исследования российских пациентов, выявляющий до 100% мутаций в гене GJB2.

В настоящее время поиск мутаций в гене GJB2 является рутинным молекулярно-генетическим анализом при двусторонних стойких нарушениях слуха у детей и взрослых.

Полученные нами результаты свидетельствуют о высокой частоте наследственной этиологии и о стабильности порогов слышимости среди пациентов с врожденной несиндромальной сенсоневральной тугоухостью, обусловленной мутациями в гене GJB2, что позволяет начинать реабилитацию, не ожидая улучшения слуха.

Результаты проведенных исследований указывают на необходимость обязательной рекомендации генетического исследования гена GJB2 у младенцев с ДСТ независимо от степени потери слуха.

Необходимо включить генетическое обследование в стандарт оказания медицинской помощи при несиндромальной сенсоневральной тугоухости различной степени тяжести. Родители в ходе генетического обследования должны получить информацию об истинной причине тугоухости ребенка, прогнозе и необходимости реабилитационных мероприятий.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

1, 2e-mail: tmarkova@audiology.ru; https://orcid.org/0000-0002-1086-588X3e-mail: bliznetzelena@mail.ru; https://orcid.org/0000-0002-5339-5566

Анализ эффективности комплексной терапии у пациентов с сенсоневральной тугоухостью различного генеза

Сенсоневральная тугоухость (СНТ) возникает достаточно часто и крайне редко поддается полному излечению. Заболевание характеризуется многокомпонентным механизмом развития патологического процесса.

Известную роль играют нарушения сосудистых механизмов, биохимических процессов в нервной ткани.

На ранних этапах эти процессы могут быть обратимы, в последующем в улитке и вышележащих отделах VIII пары черепно-мозговых нервов может произойти гибель структур.

Особенно интенсивно изучение механизмов СНТ происходило в прошлом столетии как оториноларингологами, так и профпатологами [1]. Этому способствовала профилактическая концепция советского здравоохранения.

Целое направление по изучению патогенеза, механизмов развития, лечения и разработке принципов профилактики профессиональной тугоухости в самых разных отраслях промышленности было создано в Ленинградском санитарно-гигиеническом медицинском институте на кафедре гигиены труда с клиникой профпатологии, возглавляемой Е. Ц. Андреевой-Галаниной (1952–1972), а затем В. Г. Артамоновой, С. В. Алексеевым, А. Н. Игнатюком [2, 3], а также кафедре оториноларингологии, где наряду с профессиональными нарушениями слуха проводились исследования по изучению состояния слуховой функции при ряде общих заболеваний (В. Ф. Аничин, А. А. Ланцов, А. И. Лопотко, В. В. Митрофанов, Н. Н. Петрова) [4–8].

Понятие «сенсоневральная тугоухость» во многом носит собирательный характер. Генез развития, локализация и этиология патологического процесса очень сильно варьируют [9–11].

Можно сравнивать возрастные нарушения слуха (пресбиакузис) с нарушениями слуха при сахарном диабете, с токсической медикаментозной или профессиональной шумовой, вибрационной тугоухостью.

Однако во всех случаях рано или поздно происходят дистрофические и некробиотические изменения в клеточных структурах внутреннего уха и проводящих отделах [12–16].

Острая и хроническая СНТ различаются по времени возникновения и дальнейшим прогнозам.

Острая СНТ развивается в краткие сроки от нескольких часов до нескольких суток, при своевременном оказании помощи прогноз благоприятный — возможно улучшение или полное восстановление слуха [17].

Хроническая СНТ развивается длительно, от 3 и более месяцев, отсутствие ухудшений слуха расценивается как хороший результат [18, 19].

Классическое лечение СНТ должно происходить на ранних стадиях заболевания, быть комплексным, стационарным [20–22]. Комплексная терапия включает в себя использование различных групп медикаментов с разными механизмами действия — сосудистые препараты, метаболиты, биостимуляторы и др. [23–25].

Известно, что некоторые компоненты пищевого рациона обладают биологической активностью и оказывают стимулирующее воздействие на обменные процессы в организме. Биологически активные добавки (БАД) последних поколений способны не только корригировать питание, но и оказывать функциональное воздействие на различные органы и системы.

Например, такие биологически активные вещества, как витамины, биофлавоноиды, аминокислоты, сахара, липиды, являются биорегуляторами.

Материалы и методы исследования

В период с января 2015 г. по сентябрь 2015 г. проводилась пострегистрационная постклиническая апробация БАД второго поколения Акустик. В исследование было включено 75 пациентов в возрасте от 40 до 80 лет. Было выделено 4 группы пациентов (рис.

1): 1-я группа — пациенты с профессиональной шумовой тугоухостью, 2-я группа — пациенты с острой СНТ, 3-я группа — пациенты с пресбиакузисом, 4-я группа — пациенты с хронической СНТ.

В 1-ю группу вошли 30 пациентов, подвергающихся постоянному воздействию производственного шума (12 мужчин, 18 женщин), в возрасте от 40 до 57 лет, со стажем работы 7–15 лет. Во 2-ю группу вошли 15 человек (10 мужчин, 5 женщин в возрасте 43–65 лет).

3-ю группу составили также 15 пациентов (8 мужчин, 7 женщин в возрасте 65–80 лет). В 4-й группе было 15 человек (9 мужчин, 6 женщин).

Всем пациентам проводилась терапия в соответствии с принятыми стандартами, после которой пациентам 1–3 группы назначалась БАД Акустик по схеме: 1 капсула 1 раз в день курсом 30 дней. Компонентный состав БАД Акустик подобран с учетом действия активных веществ на структуры внутреннего уха.

Читайте также:  Анализ на выявление аллергии на лекарство: Инсулин человеческий

Активные натуральные вещества способствуют улучшению кровообращения, обмена вещества структур головного мозга, действие антиоксидантов усилено витаминами и микроэлементами. Экстракт гинко билоба и кверцетин стимулируют капиллярное кровообращение, уменьшают проницаемость и ломкость капилляров.

Кофермент Q10 улучшает оксигенацию тканей, обеспечивает улучшение энергетического обмена. Бетадин нейтрализует токсическую аминокислоту гомоцистеин, которая повреждает стенки сосудов. Уровень гомоцистеина в крови повышается с возрастом, что способствует развитию атеросклероза сосудов.

Марганец и селен, витамины группы В благоприятствуют восстановительным процессам в нервной ткани и проведению импульсов по нервным волокнам.

  • Оценка результатов комплексной терапии, включающей применение БАД Акустик, проводилась на основании данных динамического наблюдения пациентов, которое состояло из объективного осмотра ЛОР-органов, акуметрии, камертонального исследования, тональной пороговой аудиометрий. Программа обследования лиц, участвующих в постклинической апробации БАД Акустик, предусматривала:
  • 1) устное информирование пациента о препарате и предполагаемом воздействии, согласие на прием этой биодобавки и обязательства со стороны обследуемого выполнять назначения по схеме терапии;
  • 2) 2–3 визита к врачу-оториноларингологу до приема БАД, а также через 1 месяц после курса приема препарата;
  • 3) сбор анамнеза (исходно и спустя 1 месяц после курса лечения);
  • 4) сбор объективной информации по данным акуметрии и аудиометрии (исходно и спустя 1 месяц после курса лечения).
  • Протокол исследования включал следующие данные: фамилия, имя и отчество обследуемого, его возраст, пол, диагноз, даты приема БАД Акустик, индивидуальная карта пациента, где регистрировались субъективные ощущения, результаты акуметрии и аудиометрии.
  • Общая оценка эффективности применения БД Акустик проводилась в зависимости от этиологической группы и разделялась на «хорошую», «удовлетворительную» и «неудовлетворительную» на основании ряда параметров.
  • «Хорошая» эффективность означала улучшение по двум и более субъективным ощущениям, улучшение или регистрацию на том же уровне результата акуметрии, улучшение слуховой функции при проведении аудиометрии на четырех и более частотах тонального диапазона.
  • «Удовлетворительная» эффективность означала улучшение по одному и более субъективным ощущениям, улучшение или регистрацию на том же уровне результата акуметрии, улучшение слуховой функции по аудиометрическим данным на 1–4 частотах тонального диапазона.
  • «Неудовлетворительная» эффективность означала отсутствие улучшения по субъективным ощущениям, результатам акуметрии и аудиометрии в тональном диапазоне частот.

Результаты и обсуждение

Все пациенты до начала лечения предъявляли жалобы на снижение слуха одностороннее или двустороннее, шум в ушах постоянный или периодический, нарушение разборчивости речи.

После окончания курса приема БАД Акустик жалобы на снижение слуха уменьшились во всех трех группах, при этом наиболее значимые улучшения наблюдались во 2-й группе — с 86,67% до 66,67%.

Жалобы на шум в ушах уменьшились в 1-й и 2-й группе — с 36,67% до 20,06% и 46,67% до 40,12% соответственно. Субъективно улучшилась разборчивость речи в 1-й группе с 56,67% до 23,33%. У пациентов 4-й группы, получавших только стандартное лечение, за период наблюдения (т. е.

через месяц после окончания лечения) среди всех указанных жалоб отмечалось лишь стойкое уменьшение шума в ушах с 53,33% до 40,08% (рис. 2). Значимых изменений параметров акуметрии нами выявлено не было.

При анализе данных тональной аудиометрии отдельно оценивались улучшения слуха по группам частот: на низких, разговорных и высоких частотах. Во всех группах пациентов присутствовало улучшение.

В 1-й группе улучшения в большем проценте случаев были зафиксированы у пациентов на низких (73,33%) и высоких частотах (46,67%), во 2-й и 3-й группах улучшение наблюдалось преимущественно на высоких частотах (73,33% и 40,0% соответственно).

В 4-й группе также наблюдались улучшения как на низких (40,00%), так и высоких частотах (40,00%) (рис. 3).

Усредненные аудиограммы изучаемых нами групп представлены на рис. 4. В 1-й группе (рис. 4, А) отмечалось улучшение слуха по воздушной проводимости на частотах 0,5 и 8 кГц в среднем на 5 ± 0,4 дБ, на частотах 1, 2 и 4 кГц слух улучшился в среднем на 10 ± 0,25 дБ.

Изменения порогов восприятия звука во 2-й группе распределялись следующим образом: на частоте 0,25 и 1 кГц порог понизился на 5 ± 0,25 дБ, на 2 кГц, 4 кГц и 8 кГц в среднем изменились на 15 ± 0,25 дБ, 20 ± 0,125 дБ и 5 ± 0,4 дБ соответственно (рис. 4, Б).

В 3-й группе улучшение слуха наблюдалось на следующих частотах: 0,125 кГц, 4 кГц и 8 кГц и в среднем соответственно составляло 7 ± 0,25 дБ, 5 ± 0,3 дБ и 10 ± 0,25 дБ для каждой частоты. (рис. 4, В) В 4-й группе нами отмечено улучшение порогов на 5 ± 0,12 дБ на всех частотах.

Таким образом, во всех группах отмечено улучшение слуховой функции по воздушной проводимости (рис. 4, Г).

Результаты анализа эффективности комплексной терапии пациентов, страдающих сенсоневральной тугоухостью, с использованием БАД Акустик представлены на рис. 5.

«Хорошая» и «удовлетворительная» эффективность преобладали у пациентов всех исследуемых групп, наилучшие результаты лечения при этом достигнуты в 1–3 группе, пациенты которых получали дополнительно препарат Акустик. Наиболее эффективным лечение было в 1-й (90,0%) и 2-й группе (87,0%).

«Неудовлетворительная» эффективность соответственно составила в 1-й группе 10,0%, во 2-й и 3-й группах — 13,0% и 20,0% соответственно, в то время как у пациентов 4-й группы «неудовлетворительная» эффективность встречалась в 27% случаев.

Заключение

Таким образом, применение БАД Акустик у пациентов с сенсоневральной тугоухостью различного генеза можно рекомендовать прежде всего в качестве поддерживающей терапии, после проведенного стандартизированного медикаментозного курса, а также в качестве профилактического средства, применяемого между курсами препаратов, улучшающих микроциркуляцию, обменные процессы структур внутреннего уха. Эффективность БАД Акустик связана, вероятно, со способностью улучшать обменные процессы в нервной ткани, а также его биостимулирующими свойствами.

Результаты, полученные при апробации БАД второго поколения Акустик, позволяют рекомендовать его к применению с профилактической целью у работников, подвергающихся воздействию профессиональных факторов (шум и вибрация), пожилых лиц, страдающих старческой тугоухостью, пациентов с острой сенсоневральной тугоухостью после стационарного лечения и обследования.

Литература

  1. Профессиональная патология. Национальное руководство (+ CD-ROM)/Под ред. Н. Ф. Измерова. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2011. 784 с.
  2. Андреева-Галанина Е. Ц., Алексеев С. В., Кадыскин А. В., Суворов Г. А. Шум и шумовая болезнь. Л.: Медицина, 1972. 304 с.
  3. Артамонова В. Г., Мухин Н. А. Профессиональные болезни. Учебник для студентов медицинских вузов. СПб: Медицина, 2004. 480 с.
  4. Аничин В. Ф., Пакунов А. Т. Действие канамицина на ушной лабиринт (эксперим. исследование) // Вестн. оторинолар. 1980. № 6. С. 27–31.
  5. Митрофанов В. В., Пащинин А. Н., Бабияк В. И. Физические факторы среды и внутреннее ухо. СПб: Гиппократ, 2003. 336 с.
  6. Ланцов А. А., Ильинская Е. В., Петрова Н. Н. Анализ структурных изменений, происходящих в спиральном органе под действием вибрации // Сенсорные системы. 1996. Т. 10, № 1. С. 18–24.
  7. Профессиональные болезни верхних дыхательных путей и уха: Руководство для врачей / Под. ред. В. И. Бабияка, Я. А. Накатиса. СПб: Гиппократ, 2009. 696 с.
  8. Петрова Н. Н. Заболеваемость профессиональной сенсоневральной тугоухостью в Санкт-Петербурге и Ленинградской области // Рос. оторинолар. 2010. № 3 (46). С. 129–134.
  9. Лопотко А. И., Приходько Е. А., Мельник А. М. Шум в ушах. СПб: Диалог, 2006. 278 с.
  10. Петрова Н. Н. Сенсоневральная тугоухость: распространенность и основные этиопатогенетические факторы // Медицинский академический журнал. 2010. Т. 10, № 3. С. 122–129
  11. Глухова Е. Ю., Никитин К. А. Нейросенсорная тугоухость // Новые Санкт-Петерб. врачеб. ведомости. 2003. № 2. С. 74–79.
  12. Шидловский А. Ю., Холоденко Т. Ю., Шевцова Т. В. Состояние центральной нервной системы по данным электроэнцефалографии у больных сенсоневральной тугоухостью сосудистого генеза с наличием субъективного ушного шума // Рос. оторинолар. 2014. № 4 (71). С. 112–115.
  13. Бойко Е. Р., Паршукова О. И., Бойко С. Г. и др. Функциональная роль метаболитов азота в патогенезе острой сенсоневральной тугоухости // Рос. оторинолар. 2014. № 4 (71). С. 16–21.
  14. Бабияк В. И., Гофман В. Р., Накатис Я. А. Нейрооториноларингология. СПб: Гиппократ, 2002. 728 с.
  15. Линьков В. И. Экспериментальное исследование метаболических и функциональных нарушений в улитке. В кн.: Клинико-диагностические и анатомо-физиологические аспекты периферического отдела слуховой системы: сб. трудов. Л., 1991. С. 71–79.
  16. Гуненков А. В. Возрастные изменения слуха (пресбиакузис). Современные подходы к старой проблеме // Вестн. оторинолар. 2007. № 3. С. 33–35.
  17. Беличева Э. Г. Острая и внезапная сенсоневральная тугоухость: этиология, клиника, диагностика, эффективность ранней этиопатогенетической терапии: автореф., дис… докт. мед. наук. СПб, 2008. 43 с.
  18. Загорянская М. Е., Румянцева М. Г. Раннее выявление, профилактика и реабилитация нарушений слуха у лиц старшего возраста с использованием эпидемиологического метода исследования // Рос. оторинолар. 2008. № 4 (35). С. 107–110.
  19. Голованова Л. Е. Распространенность тугоухости и оценка эффективности слуховой реабилитации у пожилых людей: автореф. дис. … канд. мед. наук. СПб, 2005. 21 с.
  20. Левина Е. А. Сенсоневральная тугоухость — общие принципы медикаментозного подхода // Consilium medicum. 2013. Т. 15, № 11. С. 64–67.
  21. Морозова С. В. Нейросенсорная тугоухость: основные принципы диагностики и лечения // Рос. мед. журнал. 2001. Т. 9, № 15. С. 15–18.
  22. Таверткиладзе Г. А., Гвелесиани Т. Г. Клиническая аудиология. М., 2003. 360 с.
  23. Никитин К. А., Бачегова Е. М. Лечебная тактика при острой сенсоневральной тугоухости // Росс. оторинолар. 2011. № 4. С. 123–126.
  24. Пальчун В. Т., Крюков А. И. Оториноларингология. Рук-во для врачей. М.: Медицина, 2001. 616 с.
  25. Журавский С. Г. Улучшение разборчивости при введении цитофлавина у пациентов с хронической сенсоневральной тугоухостью // Вестн. оторинолар. 2010. № 4. С. 82–86.

Н. Н. Петрова, доктор медицинских наук, профессор В. В. Павлов, кандидат медицинских наук В. С. Паньшина Ю. А. Маслова

В. Н. Короткова1

ГБОУ ВПО СЗГМУ им. И. И. Мечникова, Санкт-Петербург

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *